Главная » Из дальних странствий

Самая красивая дорога мира

Мы прибыли в Буэнос-Айрес 3 января этого года днем и уже 5 выехали в Патагонию на взятой напрокат «Шевроле-Корза». Надо было попасть на дорогу №3, идущую на юг до самого Магелланова пролива.
В огромном незнакомом мегаполисе это непростая задача. Если исключить небольшую заминку при оплате проезда по автостраде (попали не в тот турникет), то с задачей удалось справиться. Поздно вечером мы достигли Байа Бланка, маленького городка на побережье Атлантики. Был сильный ливень, и нам с трудом удалось устроиться в очень неприглядной гостинице.
Утром ливень продолжился и, преодолевая потоки воды, захлестнувшие улицы, мы направились дальше на юг в надежде оторваться от преследующего ливня. К полудню стало ясно, что мы его обогнали и ехать стало значительно приятнее. Неожиданно возникли перебои с бензином. На заправках продавали не более
10 литров на машину, были очереди. Тем не менее нам с женой удавалось, меняясь у руля, каждый раз заправляться дважды, но на всякий случай бензобак надо было держать полным. В дальнейшем такое положение с бензином случалось не один раз.
Поздно вечером приехали в Пуэрто-Мадрин, также небольшой городок на Атлантике. Остановились у первой попавшейся гостиницы, и на этот раз нам повезло. Ее хозяин Хосе оказался гостеприимным человеком, а гостиница вполне приличной. Надо сказать, что в Аргентине далеко не все знают английский, а тем более русский, и поэтому мне очень помогли те минимальные познания испанского языка, которые я приобрел на Кубе в середине 70-х годов прошлого века.

Путь к мысу Вирджин

В нескольких километрах к северу от Пуэрто-Мадрин находится полуостров Вальдес, являющийся национальным заповедником. И мы непременно решили туда поехать. За проезд в заповедник надо платить, и плата немаленькая (примерно 40 долларов США). Здесь большое количество самых разнообразных гуляющих на воле животных и птиц. Мы видели и фотографировали лам, морских котиков, сивучей, морских львов, американских лисиц, броненосцев, кондоров и многочисленные колонии пингвинов. Посетителей очень мало, так что мы нередко оставались один на один с дикими животными. Однажды даже решили искупаться в океане, заметив, что кроме нас еще вдалеке находятся люди на пустынном пляже. Уже начав раздеваться, поняли, что те, кого мы приняли за людей, оказались просто пингвинами.
Вечером возвратились в гостиницу и утром поехали дальше на юг. Дорога прямая, как стрела, стала совершенно пустынной. Вокруг расстилалась бесконечная зеленая равнина, покрытая низкорослым кустарником. Нашей окончательной целью при движении на юг был город Рио-Гальегос — последний населенный пункт на атлантическом побережье перед проливом Магеллана. Мы не предполагали добраться до него за один день, надо было где-то заночевать на дороге. Но населенные пункты встречались очень редко, а когда мы доезжали до них, то оказывалось, что мест в гостиницах уже не было. Решили ехать дальше, не останавливаясь на ночлег. Ночью машину вела Нина, а я спокойно спал на соседнем сиденье, изредка просыпаясь, когда ей приходилось резко тормозить, чтобы не задавить очередного зайца (я имею в виду зайца в самом прямом смысле слова). В Рио-Гальегос прибыли к шести часам утра. Долго блуждая в поисках гостиницы, нашли вполне приличный отель «Патагония». Гостиница была не из дешевых. Но администрация зачла нам пребывание с 6.30 утра до 12 часов следующего дня за сутки и поэтому получилось недорого. Совершенно разбитые, мы легли спать и проснулись лишь к 3 часам дня. Решили не терять времени даром и провести остаток дня достаточно эффективно. Поехали на мыс Вирджин — последнюю точку материковой Аргентины на атлантическом побережье. До мыса было 134 км. Мыс этот интересен тем, что делится пополам между Чили и Аргентиной, являясь единственной точкой Чили на побережье Атлантического океана.
Мы предполагали доехать до мыса часа за два. Однако всё оказалось не так просто. После десяти километров проезда на юг от Рио-Гальегос асфальт кончился, и пришлось ехать по грунтовой дороге, которая на отдельных участках напоминала стиральную доску. Это была южная оконечность знаменитой дороги номер 40 (ruta 40), которая представляет собой южное окончание Пан-Американской автострады. Вначале навстречу попадались одинокие автомобили. Но после часа езды автомобили исчезли совсем и значительно чаще стали появляться
зайцы, ламы, страусы и другие неизвестные для нас животные, которых идентифицировать нам не удалось. Чтобы не повредить подвеску, ехать приходилось со скоростью около 40 км в час, поэтому мы достигли мыса лишь в половине восьмого вечера.
Пару раз нам попадались пограничные посты со шлагбаумами, которые, как нам показалось, давно застыли в открытом состоянии, и других поселений не было. Сам мыс Вирджин имеет ярко выраженную треугольную форму. Его северная сторона принадлежит Аргентине, а южная, которая омывается Магеллановым проливом, — Чили. Примерно вдоль биссектрисы угла, с вершиной выходящей в Атлантику, проходит колючая проволока, но она, естественно, не подходит вплотную к берегу, а обрывается там, где начинается пляж. Поэтому вдоль пляжа можно совершенно беспрепятственно перейти в Чили. Мы проделали это несколько раз, фотографируя мирно разгуливающих по пляжу пингвинов. Обратно ехали уже в темноте и к трем часам ночи возвратились в гостиницу.

Дорога № 40

Одной из целей нашего путешествия была дорога номер 40, входящая в десятку живописнейших дорог мира, с которой мы уже познакомились при поездке на мыс Вирджин. Теперь мы решили ехать по этой дороге дальше на северо-запад — к Кордильерам, в городок Калафате.
Калафате находится в предгорьях Кордильер. Несмотря на большое число туристов (в основном из соседних латиноамериканских стран) нам удалось найти недорогую, но очень приличную гостиницу. Недалеко от Калафате раскинулся Национальный парк ледников. В этом парке в сотне километров от города находится ледник Перито-Морено, спускающийся с гор прямо в лежащее в долине озеро. Ширина ледника достигает нескольких километров, и движение его происходило прямо у нас на глазах. Через каждые 3-4 минуты огромные глыбы льда отрывались от ледника и с грохотом падали в озеро. Ледник очень красив. Его ослепительная белизна контрастирует с зеленым цветом воды высокогорного озера, а окружающие горы и совершенно пустынный ландшафт только усиливают впечатление. Национальный парк ледников включает несколько высокогорных озер. Озеро Аргентина, в которое и сползает ледник Перито-Морено, наиболее живописное из-за большого числа узких фьордов, врезающихся в громады Кордильер. Другое большое озеро — Виедма — расположено севернее. В его северо-западной части, в районе городка Эль-Шальтен, находится живописнейший горный массив. До Эль Шальтена надо было проехать еще около 200 км и мы направились туда в надежде возвратиться в тот же день обратно. Возвратились в Калафате уже поздно вечером.

Вперед к древним пещерам

На следующий день мы продолжили движение на север по дороге № 40. Вначале езда доставляла удовольствие из-за почти полного отсутствия автомобилей, прекрасного покрытия и необычного ландшафта, но километров через 150 асфальт кончился, и тут начались мучения, которые преследовали нас следующие три дня. Преодолев большое напряжение, мы прибыли в маленький городок Грегорес, где чудом удалось переночевать в неплохой гостинице. Здесь проверили состояние автомобиля, оно оказалось вполне удовлетворительным, и мы поехали дальше по сороковой дороге на север. Она продолжала идти по предгорьям Кордильер, по совершенно пустынной, но очень красивой местности. Населенные пункты и встречные автомобили попадались здесь очень редко. Грунтовое покрытие местами позволяло идти со скоростью 80 км в час, но в ряде случаев, превратившись в подобие стиральной доски, покрытие заставляло снижать скорость до 20–40 км в час. Поэтому двигались мы очень медленно. За 8 часов мы преодолели лишь 230 км, достигнув небольшого поселения Байо-Караколес, откуда можно было попасть в знаменитую пещеру рук — в действительности целую гирлянду пещер с наскальными изображениями доисторической эпохи (от 5 тысяч лет до нашей эры до первого тысячелетия нашей эры). Для этого надо было свернуть вправо от дороги №40 и проехать еще 65 километров на северо-восток по узкой горной грунтовой дороге. Хотя мы сильно выбились из графика и не представляли себе место следующего ночлега, решили использовать шанс побывать в этой пещере.
Уже не обращая внимания на состояние машины и вероятность поломки или аварии, мы поехали по сложнейшей трассе достаточно быстро и через 50 минут были у цели. Успели вовремя, поскольку последнее на этот день групповое посещение пещер должно было начаться через 15 минут.
Часть пещер, открытая для посещения, расположена в каньоне реки Рио Пинтурас (Река рисунков) и имеет протяженность 800 метров. Место исключительно живописное. Отвесные стены каньона из разноцветных горных пород нависают над зажатой скалами горной рекой. Пещеры расположены примерно в средней части западного склона каньона, они уходят иногда далеко вглубь скалистого массива и почти сплошь покрыты рисунками, которые и сегодня, много тысячелетий спустя, поражают свежестью красок. Основным изображением является человеческая ладонь с пятью пальцами. Таких ладоней, наверное, несколько тысяч, они могут быть синими, оранжевыми, красными, черными и с многочисленными оттенками этих цветов.
Кроме ладоней рук есть много рисунков животных, звездного неба, охотников и различных бытовых сцен. Но главное — это руки, они преследуют вас всюду по мере продвижения вдоль каньона. Солнце садилось за горизонт, скалы получили четкие очертания, пейзаж стал еще более красивым, но задерживаться долго мы не моги. Нам надо было преодолеть еще 200 км в надежде найти гостиницу. Через 45 минут мы были опять на дороге 40 и продолжили путь на север.

В предгорьях Кордильер

Вечером неровности дороги не были заметны. Может быть, именно поэтому мы не реагировали на ухабы и нам удалось к часу ночи попасть в маленький городок Морено (я еще раз убедился в том, что недостаток информации очень часто упрощает процесс принятия решения). Гостиницу не нашли, но остановились в частном доме. И хотя хозяин запросил непомерно высокую цену, выхода у нас не было, так как продолжать поездку мы физически были не в состоянии.
На следующий день поехали дальше на север. До городка Рио Майо дорога не имела асфальтового покрытия, но дальше появился недавно положенный асфальт. В Рио Майо решили проверить состояние машины. Дело в том, что последние два дня приходилось постоянно подкачивать задние колеса. Обе покрышки буквально разорвало в клочья при тесте на прочность на станции обслуживания, и нам пришлось купить новые. Дорога оставалась совершенно пустынной, заправки встречались крайне редко. К вечеру приехали в Эскуел, маленький, но вполне культурный городок в предгорьях Кордильер. С трудом нашли гостиницу и остались ночевать.
На следующее утро двинулись дальше на север, но, свернув с дороги 40, поехали по параллельной дороге, проходящей западнее и ближе к горам. И хотя ее состояние оказалось хуже, чем мы предполагали, места, которые мы увидели, были очень живописными. Дорога шла берегом озер и рек через реликтовый лес патагонских кипарисов, самым древним из которых могло быть 3000 лет. Из-за иногда моросившего дождя машину облепило полуторасантиметровым слоем глины, а многочисленные «слепые» повороты не давали возможности двигаться быстро.
К вечеру мы приехали в Сан Карлос де Барилоче. Барилоче, вполне благоустроенный современный город с развитой инфраструктурой, лежит на берегу большого высокогорного озера, изрезанного многочисленными фьердами. Город славится производимым здесь шоколадом и прекрасным климатом. Утро следующего дня провели, осматривая живописные окрестности, и к вечеру продолжили движение через Кордильеры на север в направлении городка Сан Мартин де Лос Андес. Но, проехав примерно 80 километров, мы попали на совершенно непроходимую дорогу, по которой только с большими предосторожностями можно было идти со скоростью 20 км в час.
Поняв, что при продолжении этого пути достичь какого-то населенного пункта до наступления ночи нам не удастся (а значит, возможно, не удастся и возвратиться в Буэнос-Айрес к отправлению самолета), мы поехали обратно и выбрали путь на восток через Нейкуен, к атлантическому побережью. Переночевали в маленьком городке Педра дель Агила в частном доме, но на этот раз довольно дешево и в хороших условиях. У нас было еще три дня, но впереди было более 2000 километров.

Динозавры, бастующие фермеры и песчаная буря

Казалось, что все складывается как нельзя лучше, грунтовые дороги остались позади и можно идти с большой скоростью, не опасаясь сломать машину. Двигаясь на запад по 237-й дороге, не доезжая до Нейкуена, мы наткнулись на рекламный щит с огромным динозавром, приглашающим свернуть направо в городок Чокон, где находился палеонтологический музей Эрнесто Бахман с богатой коллекцией останков динозавров. Музей действительно оказался интересным. И хотя настоящих скелетов немного, но экспозиция оформлена вполне современно и хорошо организована. Уже второй раз в течение одного года мне пришлось встретиться с динозаврами и, как я уже писал ранее в нашем журнале, условия обитания здесь были схожими с условиями обитания динозавров на территории Канады. Может быть, именно поэтому в этом районе Аргентины было найдено так много останков этих древних животных.
После Чокона возникли проблемы. Местные фермеры, недовольные низкими закупочными ценами на фрукты, начали проводить массовые демонстрации и перекрывать движение по главным магистралям. Дорога 237 оказалась перекрытой в нескольких местах. Образовалось большое скопление автомобилей, которые полиция пыталась провести окольными путями. Однако эти пути не имели асфальтового покрытия и часто находились в таком состоянии, что опасность поломки сильно возрастала. В результате за день мы продвинулись лишь на 400 километров. Случайно обнаружив гостиницу в городке Чоле-Чоле, на следующий день поехали дальше. На этот раз нас стали преследовать песчаная буря и смерчи. Но нам все-таки удалось достичь океана и даже выкупаться на совершенно безлюдном пляже городка Пунта-Альта.
Вернувшись на уже знакомую дорогу номер 3, к вечеру мы доехали до городка Азул, где и остановились на ночлег в относительно хорошей гостинице. На другой день надо было достичь Буенос-Айреса, но машина все еще была покрыта толстым слоем глины и левое крыло от долгой езды по плохим дорогам неумолимо дребезжало, частично оторвавшись от поверхности кузова. В таком виде сдать машину в пункт проката было бы нецелесообразно. Мы остановились наугад в маленьком городке Лас-Флорес и потратив 2 часа, устранили неисправность и вымыли машину.
Последние километры были достаточно сложными, так как в многомиллионном городе нам еще надо было найти пункт проката, откуда мы две недели назад взяли машину. С этой задачей Нина успешно справилась, не совершив ни одной ошибки. За две недели мы проехали
8400 км по Аргентине из них 2000 по грунтовым дорогам. Через день мы улетели домой.

Л.А.Петросян, профессор
Фото автора

Новости СПбГУ