Главная » Тема номера

По следам дипломатов XVI века

Руководитель экспедиции А.И.Филюшкин намечает маршрут. Городище Савкина Горка

Куда делся Ям-Запольский

Если перемирие называется Ям-Запольским, логично предположить, что и заключено оно было в Яме Запольском. Действительно, изначально переговоры должны были вестись именно здесь — на почтовом стане (яме) на Великолукском тракте — дороге из Великого Новгорода в Великие Луки, проходившей в пограничье между Шелонской пятиной Новгородской земли и Псковской землей.

Курова Гора, возможное место переговоров 1581–1582 гг. Вид из деревни Сысоево

Ям Запольский был сочтен подходящим местом, потому что для ведения переговоров нужна была никому не принадлежащая территория. До того в истории отношений России, Королевства Польского и Великого княжества Литовского (в 1569 г. слившихся в единое государство — Речь Посполитую) переговоры велись в столицах: либо в Москве, либо в Кракове, либо в Вильно — какая сторона просила о мире, такая и отправлялась в гости к соседу. Однако с Ливонской войной все было не так просто: с одной стороны, Россия войну явно проигрывала. Стефан Баторий, руководивший армией европейской коалиции, захватил существенную часть русского северо-запада, устоял только Псков. Почти все его пригороды и Псковская земля были оккупированы. С другой стороны, российская дипломатия сделала умный ход, сумев привлечь к мирным переговорам папскую курию, намекнув тем самым, что Россия готова задуматься о принятии католичества. В результате папский посол Антонио Поссевино на русско-польско-литовских переговорах активно отстаивал русские интересы, а сами переговоры, впервые в истории отношений России и Польши, решено было проводить «на рубеже», чтобы ни одна сторона не потеряла лицо. Ни вашим, ни нашим…

— Для выбора места были существенны и другие факторы, — объясняет руководитель семинара, заведующий кафедрой истории славянских и балканских стран Александр Филюшкин. — Переговоры велись большими делегациями: поляков было около шестисот человек, русских порядка четырехсот, плюс стража, обслуга, плюс более тысячи лошадей. Нужно, чтобы было чем их поить-кормить, чтобы можно было организовать подвоз продовольствия.

В Яму Запольском. Доцент А.И.Филюшкин и аспирант А.Каргальцев

Ям Запольский прекрасно подходил, но возникла проблема: перед самым началом переговоров его дотла сожгли литовские казаки. В протоколах Ям-Запольского перемирия говорится: «Солдатами польского короля было выбрано другое место для съезда послов, в двух германских милях отсюда, ближе к Порхову, между Пожеревицами и Ямом Запольским. Оно носит название Киверова Горка» (две германские мили ХVI в. — это около 14 современных километров).

А теперь самое интересное. Если местоположение Яма Запольского устанавливается с высокой степенью вероятности (это современная деревня Ям Сорокинской волости Дедовичского района Псковской области, в верховьях безымянного левого притока р. Цвенки), то где находится Киверова Горка — это науке неизвестно. «Если не найти на карте — найдем на месте!» — решили историки и отправились в экспедицию.

Как найти то, что полтысячи лет не существует?

— Наши попытки узнать что-либо о Киверовой Горке у псковских краеведов, в частности в Псковской областной научной библиотеке, у археологов, работающих на Псковщине, энтузиастов-краеведов Порховского района, не дали никаких результатов. Сложность в том, что сейчас деревни с таким названием нет. В XVI веке деревня — это поселение из двух-трех дворов, и оно легко могло исчезнуть. Умерли от разных причин жители, наехали те же «веселые» литовские казаки, произошел пожар — вот уже деревня переместилась или вообще исчезла с лица земли, — говорит Александр Филюшкин. — Если посмотреть на карту Псковской земли начала XVI века, то мы видим одну россыпь деревень, а лет через 20–30 эта россыпь выглядит уже совершенно иначе.

Крепость Порхов, мимо которой проезжал папский посол Антонио Поссевино в декабре 1581 г.

То, что Киверова Горка быстро исчезла с карты, легко объяснимо, но задачи не облегчает. Какие же версии были у историков? В Псковском кадастре памятников истории культуры с Киверовой Горкой отождествляется деревня Киверево, которая зафиксирована в писцовой книге 1539 года, но она находится в Жедрицком погосте (современный Порховский район, у озера Ленивец). Это Киверево официально прекратило существование в 1973 году. Однако недалеко есть и второе Киверево, у озера Навережье, фиксируемое в ХIХ веке. Проблема в том, что оба Киверева находятся довольно далеко от нужного нам места: более 30 км в сторону от Великолукской дороги, от Пожеревиц и Яма Запольского (и от соединяющей их прямой линии, то есть сложно сказать, что они «между» Пожеревицами и Ямом, как сказано в источниках). Эту версию надо было проверить.

Но у руководителей экспедиции была и другая версия: как раз в искомом районе, между Ямом и Пожеревицами, находилась ныне также утраченная деревня Кировка. Сегодня это место называется «урочище Кировка». Буквы «ве» из названия вполне могли выпасть. А географически это место казалось более подходящим.

Путями Поссевино

— Я абсолютно убежден, что для профессиональной подготовки студента-историка необычайно важно, чтобы он трогал руками, видел глазами, ходил ногами по тем объектам, которые он изучает, — говорит Александр Филюшкин. — Если историк изучает страну только по книгам — это плохой историк, потому что он не понимает вещей, которые познаются только практически.

В нынешней экспедиции историки решили пройти «путями Антонио Поссевино», чтобы его глазами взглянуть на местность, определить, где могло бы быть подходящее место для переговоров.

— Одно дело сидеть в архиве и замыленными глазами пытаться усмотреть суть в тексте, и совсем другое — идти с рассказчиком по одной дороге, — уверен участник экспедиции, студент Владимир Муненко. По следам одного дипломата отправились двое руководителей, трое аспирантов и четверо студентов. Сначала они прибыли в Пушкинские Горы.

— Здесь до сих пор царит атмосфера древности, которая так необходима историкам: можно увидеть всё практически таким же, как оно было в XII–XIII веках. Мы осмотрели городища — Савкину Горку, Воронич. А потом отправились в Порхов, сохранившуюся каменную крепость конца ХIV века: именно из этого города начал свой путь по Псковской земле Антонио Поссевино, — говорит Александр Филюшкин.

Участники экспедиции после осмотра Порховской крепости — второй по древности в России и не менявшейся с конца ХV века, когда она потеряла стратегическое значение, — отправились в село Бышковичи, где Антонио Поссевино встретился в монастыре с посланниками. После разговоров с местными жителями удалось установить место, где находился монастырь. Затем тем же путем, что когда-то Поссевино, проехали по бывшему Великолукскому тракту до Пожеревиц. Именно здесь папский легат узнал о том, что Ям Запольский сожжен, и надо искать новое место. Исследователи вначале отправились проверять версию двух Киверевых и свернули направо, где пришлось около 30 километров добираться до места через леса и холмы, объезжая озера. «Поссевино повезло (если путешествие по зимней России XVI века в компании голодной польской армии вообще можно назвать везением), — написал в своем отчете студент Владимир Муненко. — У него были проводники, нашими же главными источниками информации были письма Поссевино и современная карта Псковской области».

— Мы расспросили жителей деревни Жедрицы, попытались в лесу определить место, где было более старое Киверево, а затем съездили в Киверево, которое существует с XIX века и находится недалеко, около озера Навережье, — говорит Александр Филюшкин. — В результате мы не нашли аргументов, почему бы надо было удаляться так далеко в сторону от тракта: места тут не самые подходящие — лес, болота. Зато есть аргумент против Киверева: Поссевино пишет, что поблизости не было реки, поэтому лошадей поили «талым снегом и гнилой водой». А здесь есть озеро, так что для лошадей нашлось бы что-то получше.

К тому же незадолго до начала переговоров погост Жедрицы был сожжен литовцами, то есть эту территорию трудно было отнести к нейтральным: она была занята войсками Стефана Батория. Да и у местных жителей не сохранилось никаких легенд и преданий о тех временах. На следующий день отправились проверять вторую версию: район деревни Кировка. Эта деревня еще фиксировалась на картах 1937 года, а сейчас там лес.

— Следов деревни обнаружить не удалось, но само место кажется вполне подходящим, — считает Александр Филюшкин. — Во-первых, это место действительно между Пожеревицами и Ямом Запольским, на тракте, который идет вдоль реки Судомы (однако сама река в отдалении, так что слова Поссевино о том, что реки не было, выглядят естественно). Сюда удобно было добираться. Рядом находятся три горы: Судома, Шилова гора и Курова гора, опять же, Курово вполне может происходить от Киврово, Киверево.

На Шиловой горе находится городище — здесь явно существовал сторожевой пост без поселения, а на Куровой горе была деревня.

— Очень стройная складывается версия: посланники увидели, что Ям сожжен, а в отдалении виднелись холмы — на них и решили разбить два лагеря, а на третьей горке поставить стражу. Место очень удобное и расположено недалеко, — считает Александр Филюшкин.

Да и здесь действительно есть заметные холмы («горки»), как и в названии Киверова Горка. К тому же — что особенно удивило студентов — местные жители поведали ученым легенды о столкновениях с поляками и литовцами, которые происходили почти полтысячи лет назад.

— Общение с местными жителями удивило меня больше всего: здесь действительно жива память о таких давних временах. Информанты сами вспомнили имя Батория — говорят, «у нас тут Батория ходил», рассказали множество баек и легенд, — говорит аспирантка Елена Голод. — Вообще главное, что увлекло нас всех, — это загадка. В этом секрет привлекательности исторической работы. Когда пытаешься разгадать загадки, появляется и азарт, и интерес, и желание искать.

Истина где-то рядом

Участники экспедиции на стенах Порховской крепости

Собственно, поиски требуют продолжения. Пока выводы историков можно резюмировать так: «Скорее всего, Ям-Запольское перемирие было заключено где-то в этом районе». Четкого указания места нет, колышка от шатра Поссевино не обнаружено. На вопрос о проведении раскопок Александр Филюшкин усмехается: «Вы понимаете, какая это территория и сколько веков прошло! Имеет смысл проводить археологические поиски, если у нас будет четкая привязка к конкретному месту, с точностью до нескольких метров, а пока ее нет».

Ситуация, однако, не безнадежна. Дальнейшие изыскания будут проводиться уже не на пересеченной местности, а под ровным светом электрических ламп в Российском государственном архиве древних актов в Москве, куда ученые планируют отправиться в сентябре.

— В архиве есть описание этой местности 80-х гг. XVI века, неопубликованная писцовая книга 1584/85 гг., это может нам существенно помочь, — уверен Александр Филюшкин.

Правда, как подчеркивает руководитель экспедиции, и вариант Киверева сбрасывать со счетов нельзя. На картах XIX века помимо деревни Пожеревицы, которая служит таким важным ориентиром в поисках, фиксируется и деревня с очень похожим названием — Пожерища (есть в описаниях ХVI века!), и она как раз находится поблизости от Киверево. Следовательно, нельзя исключать, что дорога в XVI веке проходила иначе, и топонимика местных деревень в ХVI веке выглядела принципиально по-другому, и понять это можно, только тщательно проанализировав архивные данные и сопоставив их с полученными результатами исследований на местности.

— Одним словом, предстоит еще большая научно-исследовательская работа, — констатирует Александр Филюшкин.

«Ужасная страна, где плевок застывает на лету»

Ну что ж, нам остается развязать оставшиеся узелки этой увлекательной и запутанной «истории из истории». Как обычно указывают в титрах, во время экспедиции ни один участник не пострадал. Хотя не обошлось без приключений: например, четыре часа часть группы ночью под проливным дождем прождала экспедиционную машину в деревне Сысоево, и теперь Сысоево для членов семинара по военной истории — слово, вызывающее массу ассоциаций. В псковских лесах экспедиции встретились лающие зайцы, местные жители пугали, что на месте бывшего Киверева теперь царство медведей и кабанов. Но студенческий энтузиазм не остановить никакими косолапыми. Помимо пространства псковских лесов, некоторые энтузиасты покорили и псковское небо, полетав над городищем Воронич на дельтаплане.

В итоге все остались довольны, прикоснувшись к событиям почти пятисотлетней давности.

— Один из студентов даже сказал — понятно, почему мир подписали на таких выгодных для России условиях: завезли изнеженных панов в псковскую глушь, в декабрьские морозы, кругом полная безнадега — что им оставалось делать? Только подписывать! — смеется Александр Филюшкин. Действительно, в воспоминаниях поляков, воевавших в 1581 г. под Псковом, говорится о России, что «это ужасная страна, где плевок застывает на лету, а животные от холода белеют».

В заключение остается заметить, что и Антонио Поссевино, который так вдохновил участников экспедиции, сохранил о России довольно мрачные воспоминания. Выполнив свою миссию на переговорах и откровенно подыграв московской стороне, он обратился к Ивану Грозному, чтобы воплотить в жизнь план заключения католической унии.

— Но едва Поссевино в своей речи упомянул Римского папу, как услышал в ответ: «Да твой Папа — волк!», — рассказывает Александр Филюшкин. — Провал унии стал очевиден. Москва обманула Европу туманными намеками и за счет этого вышла из войны с минимальными потерями. Пришлось вернуть захваченную в 1558–1561 годах Ливонию, но зато польские войска ушли с оккупированной территории, почти вся Псковская земля была возвращена в состав России (исключая маленький спорный город Велиж). Тем самым результаты переговоров в Киверовой Горке свели на нет все захваты королевской армии Стефана Батория. Остаток жизни Поссевино посвятил составлению планов завоевания Европой Московии и написанию сочинений о том, какая это ужасная страна.

Елизавета Благодатова

Фото предоставлены участниками экспедиции

Новости СПбГУ