Главная » Тема номера

Культурный слой Петербурга в руках студентов-историков

Здесь был город Ниен

Археологическая практика возможна и в пределах города — будущие историки из СПбГУ изучали быт различных эпох на раскопках в Петербурге.

июле 2011 г. впервые после длительного перерыва была проведена археологическая практика после 1-го курса для студентов–историков. Еще в 1960-е гг. такая практика была введена в учебные планы всех исторических факультетов университетов и педагогических институтов СССР. Она была призвана закрепить знания, полученные будущими историками в рамках курсов «Основы археологии» и «История первобытного общества», которые читаются первокурсникам. Проходили ее студенты в экспедициях, организованных кафедрой археологии. Так, студенты других кафедр исторического факультета в 1960–1980-е гг. принимали участие в работах Северо-Западной экспедиции ЛГУ на памятниках эпохи железа и раннего Средневековья, в раскопках многослойного поселения эпохи неолита — энеолита Ракушечный Яр на Нижнем Дону, в изучении курганов эпохи бронзы под Новочеркасском, в исследованиях средневекового курганного могильника и поселения Тимерево под Ярославлем, хунских памятников Бурятии, энеолитической крепости Мешоко на Северо-Западном Кавказе. Декан исторического факультета профессор А.Ю.Дворниченко до сих пор с удовольствием вспоминает, как в студенческие годы работал на раскопках поселения Ракушечный Яр на Донском острове под руководством Т.Д.Белановской. Немало бывало ребят и девушек, которым так понравилось подобное проведение части летних каникул на свежем воздухе, с лопатой или мастерком и кистью в руках, что впоследствии они ездили в археологические экспедиции уже добровольцами — волонтерами.

В течение полевой археологической практики перед студентами ставятся разнообразные задачи ознакомления с приемами и навыками раскопок, расчисток и зачисток; использования геодезических приборов (нивелир, теодолит); ведения полевых дневников и другой документации; фото- и графической фиксации; камеральной обработки и первичной консервации и реставрации археологических материалов и объектов. Только практика способна дать окончательный ответ на вопрос «что такое археология» и познакомить с одной из важнейших сфер деятельности археологов — добыванием новых источников. Только приняв непосредственное участие в раскопках, можно убедиться в прописной истине, что археологи ничего не ищут, а изучают вещественные памятники различных эпох, которые также являются историческими источниками. А соответственно, знакомство с ними необходимо будущим историкам.

Зачистка сохранившегося фрагмента мостовой на площадке Аптекарская наб., дом 6

Зачистка сохранившегося фрагмента мостовой на площадке Аптекарская наб., дом 6

К сожалению, из-за финансовых проблем начиная с 1990-х гг. полевая практика на историческом факультете сохранялась только для студентов кафедр археологии, этнографии и антропологии. Архитектурно-археологическая практика (исследование археологическим путем памятников древнерусской архитектуры) проводилась также для студентов кафедры (сейчас уже отделения) истории искусства. В последние годы удалось восстановить археологическую практику для студентов кафедр истории Древней Греции и Рима и кафедры исторического регионоведения, но студенты других кафедр так и получали диплом историка, ни разу не взяв лопату в руки. Складывалась парадоксальная ситуация: даже студенты провинциальных педагогических вузов летом отправлялись на раскопки, а студенты исторического факультета СПбГУ, одного из крупнейших центров подготовки историков, такой возможности не имели. Для сравнения заметим, что все студенты исторического факультета МГУ после первого курса принимают участие в раскопках Великого Новгорода.

С 2010/11 учебного года исторический факультет перешел на новый учебный план подготовки бакалавров. В рамках этого учебного плана для всех студентов направления «История» предусмотрена археологическая практика. Но, увы, в заранее составленных сметах финансовые средства на нее заложены не были. Факультет оказался в сложной ситуации — как проводить археологическую практику, если нет денег даже на вывоз студентов в ближайшие окрестности Санкт-Петербурга. Выход нашелся благодаря поддержке директора Института истории материальной культуры РАН, члена-корреспондента РАН, заведующего кафедрой археологии исторического факультета профессора Е.Н.Носова.

Начиная с 1952 года археологические исследования ведутся и на территории Санкт-Петербурга, где их объектами становятся культурные слои XVII–XIX веков. Особенно подобные исследования активизировались в последнее десятилетие, в связи с интенсивным строительными работами в исторической части города. Средствами массовой информации широко освещались раскопки на Охтинском мысу, где располагалась шведская крепость Ниеншанц. В ходе этих работ были открыты хорошо сохранившиеся рвы и бастионы крепости, а также находящиеся под ними остатки более ранних эпох вплоть до неолитического поселения. Крупные раскопки в настоящее время идут в Летнем Саду. Согласно действующему законодательству, перед любыми значительными земляными работами, которые сопровождают строительство в исторической части города, необходимо проведение охранных археологических раскопок с целью выявления характера культурного слоя в данном месте. Вот в подобных исследованиях Группы охранной археологии ИИМК РАН и приняли участие почти полсотни студентов исторического факультета СПбГУ.

Работы велись на нескольких объектах одновременно. Во дворе дома № 19 по Загородному проспекту были заложены два разведочных шурфа размерами 2 на 4 метра. Работать здесь оказалось очень непросто. Сначала пришлось пройти очень плотные, насыщенные строительными остатками техногенные слои второй половины XIX–XX вв., а затем шурфы стало подтапливать грунтовыми водами. Приходилось постоянно откачивать воду. В итоге шурфы достигли более чем четырехметровой глубины, но на одном из них материка (нижнего слоя, не содержащего остатков деятельности человека) обнаружить так и не удалось. Вероятно, шурф попал в русло канала, который отходил здесь от Фонтанки в XVIII веке.

Во дворе здания в начале Среднеохтинского проспекта и Красногвардейской площади закладывались разведочные шурфы в связи с прокладкой нового газопровода. В XVII веке именно здесь располагался шведский город Ниен, построенный на землях, отторгнутых у России по Столбовскому мирному договору в 1617 г. Город насчитывал к середине столетия 2–2,5 тысячи жителей и играл ключевую роль в торговле между Россией и Швецией. В 1702 г. при подходе войск Пет- ра I он был сожжен самими шведами, чтобы помешать осаде крепости Ниеншанц. Шурфы выявили остатки каменных кладок, хозяйственные ямы. Среди находок фрагменты керамики, голландская белоглиняная курительная трубка.

На Аптекарской набережной (д. 6) работы проводились на большой площадке, где предполагается строительство офисного здания крупной нефтяной компании. Там было заложено 7 шурфов с целью выявления характера культурного слоя. Вблизи от церкви Преображения Господня, построенной по проекту К.А.Тона в 1840-х годах, разведочные раскопки показали слой, чрезвычайно насыщенный кирпичом, деталями архитектурного декора и другими строительными остатками, связанными со строительством храма. Зато всего в нескольких десятках метров севернее практически никакого строительного мусора не оказалось, там, вероятно, был церковный сад или сквер. Еще один шурф выявил хорошо сохранившуюся булыжную мостовую XIX века и четкую стратиграфию напластований в стенке.

Самый большой раскоп был заложен также на будущей строительной площадке на углу Малой Монетной и Большой Посадской улиц. Там раскопками были полностью открыты отлично сохранившиеся под слоями асфальта и щебня фундаменты и подвалы здания начала XIX века. Оно было сложено из красного кирпича и облицовано по цоколю плитами пудожского известняка, столь характерного для петербургского строительства той эпохи. В подвалах здания и рядом с ним были обнаружены многочисленные находки, характеризующие быт населения столичного города. Среди них многочисленная керамика самых различных форм, остатки кухонной и столовой утвари, украшения, монеты разных времен (одна даже французская времен Наполеона III), стеклянные флаконы и бутылки, металлические предметы и многое другое.

Находки

Находки

Еще одна группа студентов, в основном девушек, работала непосредственно в Институте истории материальной культуры РАН, обрабатывая находки с территории Охтинского мыса. Они занимались шифровкой, упаковкой археологических материалов, обработкой дерева, рисованием находок, сверкой коллекционных описей и другими необходимыми процедурами. В ходе практики студентам также были прочитаны лекции о специфике археологии нового времени, истории археологического изучения Санкт-Петербурга, полевой методики археологических раскопок, о принципах работы с современными приборами, используемыми для точной фиксации открытых и найденных объектов. В частности, были продемонстрированы возможности электронного теодолита — тахеометра. В ИИМК РАН студентам была проведена экскурсия, знакомящая с историей и сегодняшним днем старейшего археологического учреждения России. В Музее истории СПбГУ была показана археологическая коллекция, собранная вокруг здания Двенадцати коллегий в 2001–2002 гг. во время раскопок Санкт-Петербургской городской экспедиции и работ по осушению фундаментов здания. Руководили практикой доцент кафедры археологии, директор музея истории СПбГУ И.Л.Тихонов, ассистент кафедры археологии М.Н.Попова, ассистент кафедры истории России М.С.Белоусов. Осенью состоится итоговая сессия по практике, на которой студенты представят свои отчеты и расскажут об объектах, на которых работали. Хочется надеяться, что в следующем году будет выделено необходимое финансирование, и археологическая практика студентов историков тогда может быть проведена в экспедициях кафедры археологии и за пределами Петербурга.

И.Л.Тихонов,
доцент кафедры археологии, директор Музея истории СПбГУ Фото предоставлены автором

Новости СПбГУ