Главная » Страницы истории

Утерянная рукопись Николая Гумилева

Николай ГУМИЛЕВ. 1914 г.

Николай ГУМИЛЕВ. 1914 г.

«Он был прямой, искренний, чистый человек. И его религия (что представляет редкий случай в России) — это бесхитростная, абсолютная вера. Его последние книги наполнены этим духом». Так в 1922 году Д.П.Святополк-Мирский представил поэта в некрологе о нём читателям английского «Славянского обозрения». До середины 1930-х годов имя Гумилёва появлялось в московских и ленинградских газетах и журналах. А потом исчезло почти до конца 1980-х. Но никогда не было забыто. Я знаю, что многие были бы рады увидеть даже несколько слов поэта, написанных его рукой. Мне довелось встретить их, работая в Славянской библиотеке Национальной библиотеки Финляндии, в еженедельнике «Наш мир» — иллюстрированном приложении к русской берлинской газете «Руль». В январском номере за 1925 год было напечатано факсимиле, рукопись которого позднее затерялась и до сих пор не найдена. Эти строки запечатлели неодобрительную реакцию Гумилёва на переименование в 1918 году Царского Села и горькое разочаровании в той власти, которую осуществляли «злые дети» — юные большевики, матросы и солдаты:

 Не Царское Село к несчастью,

А Детское Село ей-ей!

Что ж лучше, жить царей под властью

 Иль быть забавой злых детей.

 Н.Гумилев

 12 июля 1919

 Царское (Детское) Село

Факсимиле неопубликованного экспромта Н.С.Гумилева. «Наш мир». 1925. № 2. 11 января. С.11.

Факсимиле неопубликованного экспромта Н.С.Гумилева. «Наш мир». 1925. № 2. 11 января. С.11.

Примечательно, что спустя два года такой же метафорой воспользуется М.Горький в статье о творчестве Серапионовых братьев: «В тягчайших — повторяю — условиях русской действительности, в голоде и холоде, десяток юношей… дают отражение злой игры». Редакция еженедельника сопроводила строфу подписью: «Факсимиле неопубликованного до сих пор экспромта поэта Н.Гумилева, расстрелянного советской властью».

 В наше время сосуществуют три названия этой местности: Детское Село — станция железной дороги, Пушкин — город, а историческая память бережно хранит первоначальное название — Царское Село. Мы помним, что здесь бились сердца не только Николая Второго, его супруги, их дочерей и сына, но и мысль А.С.Пушкина, И.Ф.Анненского, А.А.Ахматовой, Н.С.Гумилева, С.А.Есенина, А.Н.Толстого; умершего здесь в оккупации от голода и холода фантаста Александра Беляева и многих других, кого «России сердце не забудет».

 Когда я заглянул в Интернет, то на разных сайтах увидел строфу Гумилева искаженной: вместо двух разных глаголов в обоих случаях употребляется один — «быть». Это так неблагозвучно и однообразно, не мог так небрежно писать Гумилев! Как же это случилось?

 Я обратился к четырехтомному собранию сочинений Гумилева, которое было издано в 1960-е годы в Вашингтоне в «Издательстве Виктора Камкина» под редакцией авторитетных литературоведов Г.П.Струве и Б.В.Филиппова. Тогда русская эмиграция исполнила то дело, которое в советской России было невозможно из-за цензурных препятствий. Каково же было мое удивление, когда во втором томе я встретил «интернетовский» текст. Комментаторы тома написали, что это «последний экспромт» поэта и что он был посвящен матери одного из его современников. Тогда публикаторы не могли установить, в каком «журнале» он был опубликован.

Страница из 4-го тома Полного собрания сочинений Н.С.Гумилева, 2001 г.

Страница из 4-го тома Полного собрания сочинений Н.С.Гумилева, 2001 г.

В 1966 году вышел третий том. В нем Г.П.Струве сообщал, что получил фотокопию экспромта, где «в третьей строке вместо слова «быть» следует читать «жить»». Он предположил, что «это более ранняя редакция». Хотя можно было предположить и другое: текст во втором томе — результат ошибки переписчика («быть» вместо «жить»).

 Прошло 25 лет… В 1991 году в Москве в издательстве «Терра» вышло репринтное переиздание вашингтонского четырехтомника тиражом 100 тысяч экземпляров. Это переиздание скорее всего и стало источником многочисленных интернетовских публикаций гумилевского текста.

 Впервые после берлинского еженедельника и на его основании перепечатка экспромта была осуществлена в 1993 году в одном из редких зарубежных научных сборников. Эту перепечатку заметили только специалисты Института русской литературы (Пушкинского Дома) Российской Академии наук. Они использовали её в четвертом томе Полного собрания сочинений Гумилева в 10 томах. Этот том появился в издательстве «Воскресенье» в 2001 году (главный редактор Н.Н.Скатов, заместитель главного редактора Г.В.Филиппов, отв. редактор тома Ю.В.Зобнин).

 Однако тираж академически точного собрания сочинений — пять тысяч — во много раз меньше репринтного переиздания…

 Поэтому так хочется, чтобы попавшийся мне автограф Гумилева увидели читатели нашего журнала, а благодаря ему и все, кто ищет в Интернете эти строки.

 Уместно, на мой взгляд, добавить, что весной этого года исполнилось 125 лет со дня рождения Николая Степановича Гумилева, а 25 августа — 90 лет со дня насильственной смерти поэта.

 В.В.Перхин,

профессор кафедры истории журналистики

Новости СПбГУ