Главная » Тема номера

Как обучать переводчиков XXI века?

Почему деятельность переводчика сегодня так важна? Как изменяется, развивается, обновляется одна из древних областей знаний, известная со времен разрушения Вавилонской башни? Как на филологическом факультете СПбГУ готовят современных переводчиков? На наши вопросы отвечает доктор филологических наук, профессор Виктор Иванович Шадрин, заведующий кафедрой английской филологии и перевода, директор Института письменного и устного перевода имени А.В.Федорова, член правления Союза переводчиков России.

— Для переводчиков основной интерес представляет русский язык как язык перевода. Поэтому знание русского языка является приоритетным в этом виде литературной деятельности, — убежден профессор В.И.Шадрин. — Многие теоретики перевода указывали на то, что знание иностранного языка — это только начало подготовки переводчика. Прежде всего, он должен знать родной язык, на который будет переводить произведение — и это произведение станет частью литературной традиции и культуры народа. Поэтому при подготовке переводчика необходимо обращать особое внимание на знание грамматики, лексики, стилистики современного русского языка.

Переводоведение как наука

— Традиция перевода стара как мир. ХХ век был отмечен появлением на культурном ландшафте нашей страны виднейших переводчиков — таких как Михаил Лозинский, Самуил Маршак, Елена Калашникова, Иван Кашкин и многие другие. Но до 1950-х годов перевод во всем мире рассматривался как вид литературной деятельности, а лингвистической теории перевода не существовало. И необязательно было детально изучать два языка, чтобы быть переводчиком, — достаточно было быть литератором. Теоретические и практические основы новой концепции заложил известный ленинградский лингвист и переводчик с мировым именем профессор Андрей Венедиктович Федоров. И сделал он это в стенах нашего Университета.

— Как это происходило?

— Предыстория такая. Ситуация с переводом в нашей стране в 1920-30-е годы была непростой. Существовало огромное количество переводов любительских, оставшихся в наследие от XIX века, и переводов слишком новаторских, в которых порой неясно было даже авторство исходного текста. Необходимо было по возможности исправить и переработать существующие переводы, создать новые. Кроме того, была поставлена особая задача: перевод шедевров классической русской литературы на национальные языки народов СССР и языки союзных республик, создание национальных литератур на их основе. Был запущен и обратный процесс: лучшие национальные произведения тут же переводились на русский язык. Вспомним хотя бы песню «Журавли» («Мне кажется порою, что солдаты…») Расула Гамзатова — ведь она была написана на аварском языке, а затем переведена на русский и очень органично воспринимается нами, вошла в русскую культуру.
И вот в 1930 году в ленинградском издательстве «Academia» вышла в свет книга молодого лингвиста и литературоведа Андрея Федорова «Искусство перевода», написанная в соавторстве с известным поэтом и критиком Корнеем Чуковским. Их свела вместе общая работа в издательстве «Библиотека всемирной литературы», которое Максим Горький основал в Петрограде в 1918 году. Была поставлена задача: повысить уровень переводческого искусства, а для этого — разработать теоретические основы перевода произведений мировой литературы на русский язык. Чуковский вместе с Федоровым разработали подробные «инструкции» для переводчиков, которые актуальны и сегодня.
Андрей Венедиктович Федоров родился в 1906 г. Вся его жизнь, научная деятельность связана с нашим городом. В 1929 году он окончил Словесное отделение Высших курсов искусствознания при Институте истории искусств. Формирование его мировоззрения и становление научных интересов пришлись на годы великих революционных преобразований. Как филолог он сформировался под влиянием таких ученых, как Л.В.Щерба, Ю.Н.Тынянов, В.В.Виноградов, В.М.Жирмунский. Еще в молодые годы А.В.Федоров понял важность и перспективность лингвистического, а не только литературоведческого подхода к переводу художественного текста. Он осознал, что в закономерностях языковой структуры порой необходимо искать разгадку идейного стержня произведения, ключ к постижению его обобщенного смысла.
В 1940 году А.В.Федоров защитил в Академии Наук докторскую диссертацию на тему «Лингвистические основы теории перевода» и пришел работать на филологический факультет ЛГУ. Во время войны А.В.Федоров был переводчиком на Ленинградском фронте, в 1945 г. участвовал в организации Московского института иностранных языков
им. М.Тореза. А затем вновь приехал в Ленинград, где был избран заведующим кафедрой немецкого языка на филфаке ЛГУ.

— В чем смысл кардинальных преобразований А.В.Федо­рова в теории перевода?

— Своими трудами А.В.Федо­ров обосновал необходимость тщательного лингвистического анализа двух языков, а затем, на этой базе, создания теоретических предпосылок для перемещения текста с одного языка на другой на сугубо научной языковедческой основе. Эти идеи встретили решительный отпор литераторов-переводчиков: была огромная дискуссия на эту тему, начиная с 1953 года, когда вышла знаменитая книга А.В.Федорова «Введение в теорию перевода». С этой его работы и началось развитие переводоведения как науки, хотя борьба с его идеями продолжалась несколько лет.
А на Западе в те годы продолжал господствовать литературоведческий подход. И только в 1964 г. американский теоретик перевода Юджин Найда написал о необходимости лингвистического подхода к переводу. Профессор Найда — общепризнанный лингвист, директор Библейского общества США, который организовал и осуществил перевод Библии на 250 языков мира. И этот известный ученый пришел к аналогичному выводу лишь через 11 лет после Федорова. В своей книге «Toward a Science of Translating» (NY, 1964) Ю.Найда самостоятельно сделал то же самое открытие.

— Он не знал теории А.В.Федорова?

— Конечно, не знал. Его книга была издана только на русском языке. Уже позже она переводилась на китайский, болгарский и другие языки стран соцлагеря. А традиция лингвистического подхода к переводоведению начала активно развиваться в 1960-е годы и продолжается по сей день. В англоязычном мире бум переводоведения начался с 1972 года после выхода статьи известного лингвиста, профессора Джеймса Холмса «The Name and Nature of Translation Studies», где повторяются идеи Федорова о необходимости лингвистического подхода к переводу.

Россия в CIUTI

— Насколько петербургская школа перевода известна на Западе?

— В мире происходят процессы глобализации и основным языком науки, культуры и экономики становится английский. Он же является основным языком общения стран Европейского союза. Этот фактор развития вывел переводоведческие задачи на первое место. В мире создано множество научных центров. Один из них CIUTI — это Постоянная международная конференция университетских институтов перевода. CIUTI объединяет наиболее крупные и значимые школы перевода, дает возможность профессионалам обсудить различные тенденции, которые существуют в области преподавания перевода и переводческой практики в мире.
В конце 2008 года СПбГУ был принят в эту влиятельную организацию. Несколько лет Россия в CIUTI была представлена именно Университетом, и в мире знали только одну российскую школу перевода — нашу. Недавно при участии сотрудников СПбГУ и после соответствующей профессиональной экспертизы в CIUTI приняли и МГУ.

— Известно, что система обучения переводу у нас отличается от западной: там учат переводу тех, кто уже знает язык…

— Долгое время у нас считалось, что переводить может всякий, кто знает иностранный язык. Хотя, конечно, это так же абсурдно, как, скажем, утверждать, что каждый, кто умеет писать — писатель… На Западе переводу обучают преимущественно тех, кто уже владеет иностранными языками. А мы, учитывая федоровские традиции, считаем, что будущий переводчик должен получить, прежде всего, лингвистическую подготовку. И все преподаватели перевода, и многие переводчики обычно являются лингвистами по первому образованию, они обучаются в университетах и институтах иностранных языков.
На филологическом факультете СПбГУ была разработана концепция параллельного освоения профессии переводчика с получением знаний, умений, навыков и компетенций классического лингвистического образования. Эта работа является по сути пионерской. Выпускники бакалавриата и магистратуры одновременно с изучением иностранных языков приобретают навыки перевода. Само обучение переводчика помогает изучению иностранных языков, и наоборот — происходит процесс их взаимного влияния.

— На западные рельсы переходить не собираетесь?

— Нет. Мы считаем эту систему нашим достижением. Мы приучаем будущего переводчика к новому видению художественного произведения или другого текста. Наш выпускник воспринимает любой иноязычный текст, литературный, публицистический или научный, с точки зрения его перевода на русский язык. У нашего студента вырабатываются переводческие компетенции, которые позволяют ему решать переводческие задачи. Если переводчик-литератор погружен только в один иностранный язык, то он на нем концентрируется, не сопоставляя тот язык со знаниями родного языка. А переводчик-лингвист может сопоставить явления двух языков.
Подготовка переводчиков у нас ведется на новой технической базе — такого нет ни в одном университете России. Факультет «Высшая школа перевода» МГУ только еще подходит к автоматизации письменного перевода — к тому, что у нас работает уже давно. Мы обучаем студентов на современном промышленном оборудовании с программным обеспечением, которым пользуются передовые переводческие фирмы.

Лингвист и литератор

— Давайте на конкретных примерах посмотрим, в чем разница двух подходов к переводу? На что обращает внимание лингвист, когда переводит текст?

— Перевод — это переходная стадия от науки к искусству. В свое время Андрей Венедиктович Федоров говорил, что перевод начинается с науки (лингвистики), а заканчивается литературным творчеством… Лингвистическая подготовка относится к разряду фундаментальных. Она имеет большую историческую традицию и позволяет специалисту мыслить научными категориями. В то время как литературовед обращает внимание только на стилистические красоты текста, но не задумывается над тем, как устроен сам текст — в иностранном языке и в родном. Его задача — передать общее содержание художественного текста и сделать его прекрасным для чтения или звучания.
А лингвист знает всю анатомию текста. Например, он рассматривает грамматические категории рода, вида, и как они представлены в том и другом языке. Есть слова, которые не переводятся почти никогда — например, артикли, которых просто нет в русском языке. Или такой вопрос: как в иностранных текстах компенсировать огромное количество окончаний и суффиксов, которых множество в русском языке и которые отсутствуют, к примеру, в английском? Как переводить имена собственные? Дальше он смотрит, как строится текст, как устроено предложение, как образуются абзацы, как они связаны между собой — все эти вопросы изучает лингвистика текста.
А кроме того, лингвистический подход позволяет систематизировать знания обычного — не художественного, а информационного перевода, который сегодня так необходим. Это различного рода документы, инструкции, выступления политических деятелей, которые требуют очень точной передачи смысла. Мы должны знать, как переводить те или иные понятия из разных сфер науки, техники, общественной жизни.
Такие тонкости изучает наш студент. Он может лингвистически сопоставить два текста, на иностранном и родном языке. В то время как переводчик-литератор этого может и не знать, и не обращать на это внимания.

— А возможна ли объективная оценка художественного перевода?

— Не только возможна, но и необходима. Есть общая теория перевода, установлены закономерности межкультурной коммуникации в области литературы. Во второй половине ХХ века были открыты довольно четкие правила перевода.
Эти знания позволяют создавать адекватный перевод — в отличие от перевода буквального и перевода вольного. Адекватный перевод воздействует на читателя другой страны, другой культуры так же, как оригинальный текст — на своего читателя, носителя языка. Именно поэтому большую роль играет личность переводчика. Уменьшается роль автоматических правил, но растут требования к компетентности переводчика. Например, надо учитывать единство эпохи, а также стилистические закономерности. Скажем, нельзя сонеты или драмы Шекспира переводить современным сленгом, и, наоборот, современную историю — излагать языком XVIII века.

Интернациональный Университет

— Посмотрим на перспективы. В Программе развития СПбГУ до 2020 года особое значение уделяется задачам интернационализации образовательного процесса в нашем Университете.

— И это естественно. Ведущие университеты мира позиционируют себя как интернациональные. Сегодня не надо никого убеждать, что международная кооперация — это глобальный процесс, который охватывает почти все страны. Эти тенденции открывают огромное поле деятельности для всех кафедр филологического факультета.
Руководство Университета поставило перед нами задачу: обучать каждого студента английскому языку так, чтобы все выпускники достигли уровня В2 (или Vantage в Европейской системе оценки владения иностранным языком). Для решения этой задачи филологический факультет разработал особую программу, и всем поступившим в Университет в 2011 году студентам будет предложено 4 маршрута изучения английского языка — каждому свой, в зависимости от уровня владения языком «на входе».
В Университете работает Центр лингводидактического тестирования. И 300 преподавателей межфакультетских кафедр английского языка подготовлены к тому, чтобы провести входное тестирование и определить маршрут для каждого студента. Главная задача — обучить всех до уровня В2. Чтобы выпускник СПбГУ свободно владел английским языком, и общим, и по своей специальности. Чтобы он мог выступать устно, мог писать свои научные труды по-английски. А для студентов переводческого отделения мы поставили целью уровень еще выше, и все выпускники-бакалавры этого года успешно прошли языковое тестирование на уровне С1.

— А в сфере науки чем вы можете помочь?

— Один из целевых индикаторов, заложенных в Программе развития, требует увеличения доли научно-педагогических работников СПбГУ, публикующих статьи в рейтинговых журналах. И мы видим свою задачу в том, чтобы помочь ученым всего Университета научиться переводить и правильно оформлять их научные труды для публикации в зарубежных журналах. Для этого у нас на факультете существует центр повышения квалификации по иностранным языкам, где идет подготовка преподавателей иностранных языков по направлениям деятельности (для физиков и математиков, психологов и экономистов).

— Предполагается также увеличение количества образовательных программ СПбГУ на иностранных языках с 6% в 2010 до 30% в 2020 г. Преподаватели сами готовят учебные курсы или с вашей помощью?

— Наши межфакультетские кафедры ориентированы на разные факультеты: есть английский язык для психологов, для математиков, философов, химиков и др. Преподаватели этих кафедр оказывают постоянное содействие и помощь в разработке новых образовательных программ на иностранных языках. Идет постоянное консультирование, обсуждают построение лекционных курсов с языковедческой точки зрения, а содержание знает сам специалист.

Дефицит по-английски

— Что дает будущим переводчикам филологический факультет?

— Филологический факультет СПбГУ уникален: на самой широкой фундаментальной филологической базе мы даем конкретную профессию переводчика. Даже в МГУ нет такого. Сочетание традиционного образования с очень глубокой профессиональной подготовкой, использование последних достижений методики преподавания языка дает прекрасный эффект. Не случайно каждый третий выпускник филфака получает диплом с отличием.
Переводчики постоянно держат руку на пульсе, отслеживают изменения в языке, появление новых слов, значений. Например, появилось, помню, вечером на ТВ новое название невиданной болезни — «острый респираторный иммунодефицит» — прихожу утром в аудиторию, а оно уже на доске написано по-английски.
Процесс развития перевода и переводоведения захватил уже не только английский язык (как самый популярный и массовый сегодня), но и другие языки. Сначала специальность «Перевод и переводоведение» осваивали только на нашей кафедре английской филологии и перевода. А теперь по такому же пути пошли и профессор М.А.Марусенко, и профессор К.А.Филиппов, переводу обучают на кафедрах романской филологии и немецкой филологии.

— Институт письменного и устного перевода имени А.В.Федорова развивается и растет…

— Сегодня в составе Института письменного и устного перевода имени А.В.Федорова работают две лаборатории: письменного и устного перевода. Наши выпускники и преподаватели участвуют в работе по сопровождению делегаций на международных экономических форумах, на политических встречах, при проведении юношеской “Большой восьмерки”.
Институт активно работает на весь Университет. В частности, лингвисты и переводчики лаборатории письменного перевода под руководством профессора А.В.Ачкасова в 2010 году редактировали переводы на английский язык материалов приложений к 7000 дипломов СПбГУ нового образца. А в настоящее время готовятся аналогичные переводы к выпуску 2011 года. Это большая, скрупулезная работа, включающая в себя поиск языковых соответствий и последующий перевод на английский язык названий всех направлений, специальностей, научных дисциплин, а также выпускных квалификационных работ.
На факультете работают известные синхронисты, действующие переводчики, обслуживающие международные переговоры на высоком правительственном уровне. У них — практически и теоретически — учатся наши студенты. И, видимо, учатся успешно. Выпускники постоянно работают переводчиками на международных встречах в Петербурге и по всей России.
Лаборатория устного перевода (заведующая лабораторией доцент Е.К.Вьюнова) впервые в Петербурге работает на базе класса синхронного перевода с кабинами. Этот класс имитирует работу переводчиков в ООН, на международных форумах. Переводчик-синхронист — это высший пилотаж в нашей профессии, ее «высокая мода». С 1999 года мы выпускаем специалистов устного перевода. Человек с литературоведческим подходом не смог бы работать синхронистом, только специалист, вооруженный федоровскими идеями и освоивший лингвистику.

Личный вопрос

— Виктор Иванович, а как вы сами к этому пришли? Зачем вам заниматься переводом и переводоведением?

— Как и все теоретики и практики перевода я вышел из лингвистики. До 1998 года занимался вопросами словообразования английского языка, на эту тему защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Учитывая новые потребности в эпоху глобализации и вызовы современной действительности, я решил применить свои лингвистические знания и опыт на переводческом направлении. Поскольку в обществе возникла потребность в переводе, я понял, что для филологического факультета будет очень важно возродить школу переводоведения А.В.Федорова. И где, как не в Университете, где Федоров ее основал, готовить переводчиков XXI века?
Лично я считаю, что главная задача лингвиста — обеспечение межкультурной коммуникации народов. Ее мы достигаем путем установления международных языковых связей.
Профессиональный переводчик очень мобилен, может за год менять несколько предметных областей. Сегодня переводчик не может позволить себе специализироваться в какой-то одной предметной сфере, поскольку границы между специальными областями чрезвычайно размыты и неопределенны. Переводчик должен учиться каждый день, осваивать все новое реалии нашего динамичного, быстро изменяющегося мира.

Евгений Голубев
Фото из архива В.И.Шадрина

Новости СПбГУ