Главная » Образовательные программы

«Цифра» на службе университетских творцов

Преподаватели факультета искусств СПбГУ выступили с революционной инициативой. В предстоящем 2011/12 учебном году для студентов, изучающих графический дизайн на факультете искусств, появится новый уникальный факультатив — по цифровой живописи.

Еще совсем недавно казалось, что «цифра» пришла разрушать. Холодная, неумолимая, покорившая любителей простых путей, настораживающая критиков технического прогресса, и отторгаемая гордецами, не желающими играть по ее сухим и безжизненным правилам. Казалось, что она уничтожит душу и драму того, подлинного, искусства — с заляпанными краской балахонами, обескровленными масляными тюбиками и разодранными в припадке острого несовершенства холстами. Но это только казалось… Затянув нас в свой бесплотный, неосязаемый мир, она — ее величество Цифра — открыла нам его ярким, фееричным и бесконечно, непостижимо разнообразным.

Поражая воображение

Цифровая (или компьютерная) живопись — одно из принципиально новых направлений в изобразительном искусстве. Впервые создавать рисунки и картины целиком и полностью на компьютере начали около 15 лет назад, когда художники проявили интерес к только появившимся программам, позволяющим проделывать разнообразные манипуляции с изображением. Сам термин — Digital Art или Computer Graphics Art — вошел в обиход художников и дизайнеров с легкой руки разработчиков программного обеспечения в США и Европе.
— Для нас, конечно, точный перевод этого термина — «цифровое искусство» — не совсем уместен, он слишком общий. Мы подразумеваем под ним именно цифровую живопись как одно из направлений дизайна, — отмечает Анна Александровна Дрига, профессиональный дизайнер, преподаватель кафедры графического дизайна факультета искусств СПбГУ. — Дизайн сейчас очень динамичен, он активно вбирает в себя всевозможные графические техники. И компьютерная живопись — мощнейший инструмент, фактически целый новый язык, который можно использовать для создания буквально чего угодно — иллюстраций, сайтов, фирменных стилей и многого другого.
Технически для того, чтобы работать в цифровой живописи, сегодня требуется достаточно мощный компьютер, графический планшет, не одна, а целый комплекс различных изобразительных программ. Компьютер в этом случае выступает в роли такого же инструмента для художника, как и кисть с мольбертом, но только предоставляет творцу в сотни, если не в тысячи, раз больше возможностей. Не нужно долго смешивать краски для получения нужного цвета — здесь это дело секунд. Не нужно искать по всему городу необходимую кисть — здесь к вашим услугам весь существующий в мире ассортимент художественных инструментов. Мягкая или жесткая кисточка, беличья или верблюжья, круглая, плоская, зубцами или скошенная на одну сторону, бумага гладкая, шершавая, впитывание краски — все опции можно настроить за несколько мгновений с максимальной точностью. Всего программы позволяют отрегулировать более 200 параметров — вплоть до направления, в котором потечет краска, если под тем или иным углом повернуть холст, как делают, например, в традиционной акварели. Что уж говорить о такой простой, в сравнении с этими возможностями, функции отмены действий или сохранения работы на ее различных этапах.
— Раньше мы не могли себе такое даже представить! — говорит Анна Александровна, — Здесь мы не связаны требованиями технологии различных видов живописи. Например, если обычный холст загрунтован под масло, мы можем рисовать на нем только маслом. А в цифровой живописи можно в одной и той же работе сочетать масло, пастель, акварель, темперу, карандаш, фото — все, что подсказывает воображение художника и его творческая задача.

Обучая — вдохновлять

Именно творчество — предназначение цифровой живописи. И здесь, при всей своей вариативности, она сохраняет очень важный, основополагающий для традиционного искусства момент. Добиться каких-то результатов в этом возможно, только если знать и уметь применять все накопленные поколениями художников знания и опыт, иметь представление о цвете, свете, тени, композиции, перспективе и других составляющих традиционного художественного мастерства. Парадоксально, но факт — до сих научных школ, где цифровая живопись со всем богатством ее инструментария преподавалась бы как отдельная дисциплина, нет. И в США, и в Европе те, кто овладел этим искусством и использует его в профессиональной, творческой деятельности, держат, как правило, свои секреты при себе и открывать их возможным будущим конкурентам не спешат.
— Да, в Европе эти технологии применяются очень давно — например, акварель в дизайне используют только компьютерную. Но отдельно это не преподают — я сама училась в Германии и не слышала о таких случаях, — говорит Анна Дрига, которая помимо Петербургской художественно-промыш­ленной академии, прошла обучение также в Высшей школе Георга Симмона Ома в Нюрнберге. — Все-таки образование еще не настолько подвижно, чтобы оперативно реагировать на такие тенденции. Все, что можно найти из курсов или мастер-классов в интернете — это узкие, локальные вещи. Как нарисовать голову или как нарисовать вазу. Это не система, а лишь один конкретный пример.
Поэтому инициатива дизайне­ров-преподавателей СПбГУ — поистине революционная. Со следующего года студенты, обучающиеся по специализации «Графический дизайн» смогут посещать отдельный факультатив по цифровой живописи. Сейчас ее пока изучают в рамках компьютерной подготовки, начиная со второго семестра 2-го курса.
— Три первых семестра идет общая подготовка — по художественным дисциплинам и по моим, техническим. Когда ребята какие-то базовые вещи изучат, более-менее подготовятся, мы переходим к более сложному жанру. Бесполезно давать им цифровую живопись, если они не знают основ «фотошопа» и «иллюстратора», не понимают, как это все работает, — рассказывает преподаватель. — Так как цифровая живопись — это целый комплекс программ, очень важно почувствовать все приемы, возможности и то, как их можно использовать и комбинировать. Ведь это не только дублирование возможностей традиционной живописи. Но это еще и интермедиа — совмещение различных техник и приемов. А количество этих приемов увеличивается буквально в геометрической прогрессии! И часто это такие комбинаторные возможности, которые никакими традиционными средствами создать невозможно.
Работа со слоями, нанесение текстур с фотографий на нужные участки картины, различные шумы, эффекты, фильтры и коррекции — лишь несколько примеров недоступных обычной живописи приемов. Но расширение возможностей для творчества пропорционально увеличивает и ответственность. Чувство меры, стиля, взвешенность действий при выборе и сочетании инструментов цифровой живописи — все это, убеждена дизайнер, можно воспитать в будущем профессионале только при специальной систематической подготовке.
— Нельзя дать студенту список приемов и средств, чтобы он их потом точно использовал. Нет готовых алгоритмов. Человек должен почувствовать, как гибко и творчески применять эти средства. Это предмет, где необходимы хорошая технологическая база, системное мышление, но в то же время тут нет готовых схем. Каждый раз нужно подходить творчески, — замечает Анна Александровна.

Цифровая практическая магия

Сфера применения цифровой живописи по-настоящему безгранична. Анна Дрига приводит только один из широко известных примеров — голливудскую картину «Робин Гуд» с Расселом Кроу в главной роли. Так вот, титры там сделаны как раз в этой технологии!
— Вот так это можно использовать в видео — создается ощущение живой живописи, с эффектом натуральной краски, с подтеками…
В кино, в заставках передач… Мне кажется, что ценность этих знаний и навыков прежде всего в том, что есть множество выходов для самореализации. Кто-то из моих студентов — я даже могу точно сказать, кто именно — будет заниматься иллюстрациями, а кто-то уйдет в мультимедиа, анимацию, будет работать на телевидении.
Преподаватель показывает примеры исполнения ребятами одного и того же натюрморта. Задача, стоящая перед студентами — нарисовать это условно, не заимствуя схемы традиционной живописи. Из десятка работ нет и двух даже смутно в чем-то похожих. Одна — четкий реализм, во второй — экспрессия крупных мазков, в третьей — тонкая дымка, четвертая выглядит как кадр из мультфильма. Гравюра, гуашь, акварель, графика… Все — на компьютере.
— Мне нравится, что у каждого из ребят разная техника, кто-то очень натуралистичен, кто-то совершенно условно рисует, кто-то более декоративно. Нет одной общей для всех манеры. И эту индивидуальность необходимо поддерживать.
Одним из заданий на занятиях по цифровой живописи в СПбГУ было создание копии картины китайской тушевой живописи.
Подобрав рисовую бумагу, которая обычно используется в этом, одном из самых изысканных направлений в истории изобразительного искусства, напечатали на ней компьютерные эскизы. Получилась полная иллюзия нарисованной «вживую» работы. От оригинала отличить может только профессионал, да и то не всегда.
— Наши работы увидел человек, который 15 лет проработал реставратором в Эрмитаже, — с улыбкой вспоминает Анна Дрига. — Представьте, он так впечатлился нашим копированием, что одну иллюстрацию даже унес с собой! Настолько нам удалось попасть в цель.
Конечно, в мечтах преподавателя — развить в будущем этот предмет в отдельную дисциплину. Ведь чем дальше заходит технический и интеллектуальный прогресс, все насыщеннее становится этот «живописный» язык. Совершеннее становится и сам метод работы. Например, пока студенты создают свои творения на привычных компьютерах с планшетами. Но уже существуют и активно применяются дизайнерами и художниками мультисенсорные мониторы, позволяющие рисовать прямо на экране, причем как вертикально, так и горизонтально. Все это делает цифровую живопись в самом прямом смысле технологией будущего.

Судьба Традиции…

А как же быть с гениальнейшими творениями традиционной живописи? Неужели она уйдет в прошлое, где остался гужевой транспорт и керосиновые лампы? Причудливая фантазия так и рисует образ Леонардо да Винчи, который, попав в наше время и узнав о цифровой живописи, с треском ломает свои кисти… Но, конечно, это не совсем так.
— Мы занимаемся дизайном, — подчеркивает Анна Александровна. — И в дизайне действительно сухими средствами не обойтись, настолько он сегодня мобилен. Нам необходимо владеть этими средствами художественной выразительности. Именно в дизайне, я думаю, будут скорее всего использоваться только цифровые техники. Но традиционная живопись и рисунок — это абсолютно независимая вещь. Так же, как с цифровыми камерами. Ведь и сейчас кто-то использует только аналоговые пленочные камеры; это их выбор, их принципиальная художественная позиция. В дизайне же все технологии органично и легко сочетаются, все очень логично, очень оправданно. Это касается не только живописи — сочетание технологий стало повсеместной, мировой тенденцией.
Впрочем, вполне возможно, что и кого-то из приверженцев традиционного изобразительного искусства привлечет технологическая и даже экологическая чистота «цифры». Здесь нет ни растворителей, ни красок, не требуется ни мольбертов, ни бумаги. Правда, на обычные материалы цифровое торжество цвета переносить все-таки иногда придется — например, чтобы устроить обычную выставку. Останутся, конечно, и поклонники захламленных всевозможными приспособлениями мастерских и перепачканных красками пальцев, волос и одежды — сегодня художник, как никогда, волен выбирать себе средства. Хотя, если вдуматься, и тут прирученная и смирная «цифра» послужит с пользой. Прежде всего в реставрации традиционных живописных полотен. Ведь одно из преимуществ современных технологий — в экономии не только средств, но и времени. Сегодня они позволяют, не выходя из кабинета, провести искусствоведческое исследование, изучить все особенности реставрируемой картины, схему и принцип работы ее автора, подобрать нужную палитру цветов с небывалой точностью, провести пробы и многое, многое другое.

Татьяна Семме
Фото Сергея УШАКОВА

Новости СПбГУ