Главная » Открытая лекция

Министр юстиции РФ Александр Коновалов: «Жить по закону выгодно и престижно»

С публичной и весьма непростой лекцией «Право в глобальном мире» перед студентами Университета выступил Александр Коновалов, министр юстиции России.

Представляя гостя, декан юридического факультета профессор Наталья Шевелёва сообщила, что Александр Коновалов не только глава одного из ключевых министерств России, но и выпускник СПбГУ, здесь он защитил кандидатскую диссертацию и преподавал римское и гражданское право.
Сам Александр Владимирович назвал жанр своего общения со студентами не лекцией, а беседой. Ему удалось «разговорить» аудиторию, несмотря на сложность обсуждаемой темы. Поэтому встреча со студентами состояла из двух частей: вначале министр все-таки прочитал лекцию, а потом подробно, а порой с юмором, ответил на все вопросы слушателей. Начал он с парадоксального заявления:
— Начало третьего тысячелетия характеризуется высочайшим взлетом научно-технического прогресса, организации общественной жизни, экономики, государственного устройства. Кажется, что человечество достигло кульминации своего развития. Но при этом целый ряд традиционно востребованных институтов сегодня претерпевает определенную девальвацию. И к числу этих институтов мы, к сожалению, должны отнести и право. После столетий развития цивилизации, достигнув апогея, человечество возвращается сегодня в первобытное состояние. Оно характеризуется тотальной реинтеграцией и атомизацией социума. Речь идет о системном изменении вектора развития цивилизации.

Краткая история цивилизации

Для того, чтобы объяснить столь радикальные выводы, Александру Коновалову пришлось обратиться к истории развития цивилизации. Он ввел собственную периодизацию истории человечества, основанную на борьбе двух начал — стихийной энергетики мифологического сознания (возникшего на ранних этапах) и рационального, волевого подхода, характерного для правовой цивилизации (ее основы были заложены в римском праве).
После краткого экскурса в историю лектор вернулся к дню сегодняшнему и на примерах продемонстрировал правоту парадоксальных сентенций, заявленных в самом начале.
— В разных проявлениях мы можем наблюдать возвращение мифа и мифологического сознания в нашу жизнь. Они изменили свой облик, но сути своей не поменяли. Раньше человек ощущал себя частью природы, в ней он черпал свою энергетику и защиту, а сегодня мы ощущаем себя частью технокультуры, информационной среды. И ими же считаем себя защищенными — поэтому страдаем, когда нас отрывают от Интернета, твиттера, социальных сетей и т.п. Мифологическая структура и общинная организация сегодня становятся сетью, они используют достижения постиндустриальной цивилизации, коммуникативных технологий.
Раньше носитель мифологического сознания воспринимал окружающую действительность в виде неких адаптированных образцов и всецело доверялся жрецам. А сегодня многие испытывают сакральное доверие и уважение к тем, кто преуспел, — именно они становятся новыми кумирами. Культура успеха сформирована обществом, и при этом нам подчас не очень важно, какой ценой и какими методами этого успеха добиваются.
Министр юстиции буквально заворожил собравшихся картинкой недалекого будущего, когда человек, не выходя за пределы своей квартиры, сможет работать как фрилансер, получать зарплату на электронный банковский счет, все необходимые закупки делать через Интернет, общаться в социальных сетях и получать необходимые удовольствия в виртуальном виде… В такой ситуации человек, на первый взгляд, полностью оторван от цивилизации, он абсолютно автономен. Но при этом является заложником существующих сетей — а ими оперируют очень небольшое количество людей. Получается, что самым главным в моей жизни становится сеть, которой манипулирует человек, живущий, скорее всего, не по законам, а по обычаям. Но здесь обычай играет совсем иную роль, чем раньше. Когда-то обычай управлял жизнью сотен людей, а теперь он имеет значение для всей цивилизации, связанной одной сетью.
— Сегодня всемирная история переживает стадию размывания вертикальных структур и формирования горизонтально интегрированного сетевого социума, сплачиваемого коммерческими интересами и неоязыческой идеологией. Перекос в сторону обычаев и уклонение от рациональной волевой деятельности приводит к уменьшению роли права, — сделал вывод Александр Коновалов.
Если мы не хотим думать и действовать системно, а желаем идти по пути, проторенному Интернетом и социальными сетями, то высоки шансы того, что никакое право нам попросту не потребуется. Всё сведется к тому, чтобы решать во внесудебном порядке вопросы взыскания неустоек за вовремя не доставленную пиццу… Картина не очень приятная, но вполне вероятная. Уже сегодня право становится исключительно прикладным механизмом, который позволяет эффективно защищать интересы, в основном потребительские и коммерческие. Наиболее детально в нем проработаны вопросы реализации обязательственных отношений. Оборот обязательств на рынке становится самостоятельным товаром.
Какой же выход предлагает министр? Меняться самим и изменять, совершенствовать право. Для Александра Коновалова образцом является британское право. Сегодня оно является конгломератом самых оптимальных, самых работающих правовых инструментов, который позволяет регулировать интересы в бизнесе. Весь наш крупный бизнес сделки заключает по британскому праву. Оно востребовано во всем мире. Например, из 150 первокурсников-юристов Лондонской высшей школы экономики примерно 100 — иностранцы из Китая, Индии, Бразилии, Таиланда.
При всей мобильности, адекватности реакций на вызовы времени, британское право зиждется на устоях, которые сохранялись веками. Есть определенный каркас, который не подвергается коррекции и сомнениям, а внутри него существует живая жизнь, которая пульсирует свежей кровью и дает энергию всему организму.

Право не должно хромать

Вопросы студентов помогли продолжить и развить сложную тему лекции. А.В.Коновалова спрашивали о совершенствовании юридического образования и о Сколково, о европейских и российских судебных стандартах и об уничтожении Бен Ладена, о правовом нигилизме и о защите персональных данных в Интернете, о новой концепции гражданского законодательства и о годах учебы министра на юридическом факультете СПбГУ.
Отвечая, например, на вопрос о юридическом образовании, Александр Коновалов напомнил о том, что когда-то занимался судебной медициной и привел яркую аналогию:
— Правовая норма — это некая кость, головка которой погружена в суставную сумку. Для того чтобы нога двигалась, все части должны работать оптимально — и костная, и суставная ткань. Норма — это кость, опора, на которой дальше как ткань зиждутся конкретные правоотношения. Можно пытаться ходить и без сустава, но будет получаться очень плохо… Принципы права — это та социальная среда, которая обустроена исторически по определенным правилам, их нужно учитывать, чтобы норма была работоспособной. Если баланса не будет, если норма окажется вырванной из своей среды, праворегулирование будет «хромать».
Спрашивая о нарушениях интеллектуальной собственности в Интернете, один из студентов предложил создать специальный суд по интеллектуальным правам в рамках арбитражной системы. В ответ министр сообщил, что несколько дней назад президент России подписал Указ о создании специализированной федеральной службы по защите интеллектуальной собственности. Это ведомство будет располагать бóльшими полномочиями, чем Роспатент, бóльшими возможностями в сфере правового регулирования отношений интеллектуальной собственности.
Были вопросы прагматические — как можно попасть в штат сотрудников министерства юстиции? Министр с удовольствием описал необходимую процедуру: направить свое резюме на электронный сайт министерства. Заявителя включат в банк данных, организуют собеседование.

Остро и спорно

Были вопросы и острые, мировоззренческие. Например, о человеческих качествах, которыми должен обладать современный юрист. Должен ли он быть честным?.. По мнению Александра Коновалова, этот вопрос должен задавать себе каждый адвокат, который начинает практиковать. А потом детализировать: буду ли я учить своего клиента врать? Буду ли я фальсифицировать доказательства, добиваясь определенного результата? Каждый на них должен отвечать самостоятельно. Но для него вопрос о честности равнозначен другому: жить по закону или не по закону? Ответ очевиден: юрист должен быть честным. Раньше носитель мифологического сознания воспринимал окружающую действительность в виде неких адаптированных образцов и всецело доверялся жрецам. А сегодня многие испытывают сакральное доверие и уважение
к тем, кто преуспел, — именно они становятся новыми кумирами.
Были и спорные вопросы: например, о недавнем уничтожении Бен Ладена группой спецназа США. А.В.Коновалов назвал этот случай примером того, что на профессиональном языке юристов называется «претензией на экстерриториальность юрисдикции». Прилетел вертолет в другое суверенное государство, никого не предупредили. Мотив спецоперации и ее эффективность понятны, но вот насколько она соответствует нормам закона, неясно. Вроде, правосудие восторжествовало, но какой ценой?
— С одной стороны, есть идея верховенства права, а с другой, идет поиск адекватных ответов новым угрозам: международному терроризму, наркотрафику, незаконной миграции и другим. Добиваясь эффективности в борьбе с ними, мы начинаем забывать о праве. Даже крупные демократии с мощной правовой традицией — такие как США — не справляются с этой дилеммой. Они не могут найти баланс, некий средний путь, который позволит решить сложные текущие проблемы и сохранить верность принципам права… Нужен механизм, который позволил бы такие операции производить в рамках закона и эффективно.
Не обошлось и без юмора. Один из ответов буквально вызвал волну гомерического хохота в зале. Спрашивали о самом ярком впечатлении министра во время его учебы в СПбГУ. Он отшутился на языке юристов: «Эту тайну я вам не раскрою — срок давности по привлечению к ответственности еще не вышел…»
Но об одном из памятных событий студенческих лет Александр Владимирович всё же рассказал, отвечая еще на самый первый вопрос. Студент задал его в микрофон (потом вопросы стали передавать в форме записок), а перед этим минуты три-четыре излагал свою точку зрения по теме лекции. Декану даже пришлось прервать его, чтобы спросить: а где же вопрос?
А.В.Коновалов сообщил, что с отцом этого студента он учился в одной группе. Он тогда только-только пришел на факультет, восстановившись после службы в армии, и попал на семинар по истории КПСС. Преподаватель задал вопрос, который вчерашнему солдату казался неподъемным. Остальные тоже сидели, прижавши уши.
— Тут встает один студент и грамотно, емко, не повторяясь, не допуская ни одного некорректного речевого оборота, отвечает на поставленный вопрос. И в полемическом задоре говорит ровно 43 минуты! После чего сам себя прервает: «Всё, перерыв!..» Так что в выступлении сына я узнал «почерк» отца. Если бы его не остановили, он бы нам долго излагал свою точку зрения… Но, слегка улыбнувшись вместе со всеми, на вопрос о совершенствовании юридического образования министр ответил по существу, подробно и уже без шуток.

…и о правовом нигилизме

Рассуждая о правовом нигилизме, Александр Коновалов обнажил одну из российских проблем. По его словам, когда речь идет о правоприменении, человек не ощущает себя внутри процесса. Закон не является для него подспорьем и союзником, закон для него — угроза, которую нужно по возможности обойти. Такое недоверие к системе правосудия воспитывалось веками, и искоренить его быстро нельзя.
Существенные пути в решении этого вопроса намечены в недавнем документе «Основы государственной политики по правовому информированию и правовому воспитанию населения России», подписанном президентом России. Комплексная работа в этом направлении, как сообщил министр, должна начинаться с … детского сада. С рассказов о честности, о доверии, о правде. Самое главное, чтобы у всех возникло незыблемое ощущение: жить по закону выгодно и престижно, а жить вопреки закону непопулярно, неправильно и небезопасно.
А.В.Коновалов пригласил студентов в союзники, предложив вместе продвигать идеи обновления и модернизации России с учетом традиционно работающих, принятых человечеством основных начал, правил поведения и общежития.

Евгений Голубев
Фото Андрея Дубровского

Новости СПбГУ